Сайт села ГРИБОВА/NADUSITA
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

РОССИЙСКО-МОЛДАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 2Ч.

Война, объявленная 9 ноября 1710 г. Турцией России, породила новые надежды у молдавского народа. Но еще накануне войны русский посол в Константинополе П.А.Толстой установил тайную связь с Д.Кантемиром, который обещал — после вступления на молдавский престол — в случае начала русско-турецкой войны стать союзником России.
К началу войны существовал также устный договор между русским правительством и валашским господарем К.Брынковану. Согласно этому договору, в случае войны России с Турцией Валахия должна была во время нахождения русской армии на территории Дунайских княжеств обеспечивать союзников продовольствием и выступить против общего врага. Россия обещала взять под свое покровительство независимую Валахию и защитить ее от посягательств внешних врагов.
Заняв господарский престол, Д.Кантемир в условиях начавшейся русско-турецкой войны получил реальную возможность для осуществления своих давних планов освобождения княжества от османского ига. Он, воспользовавшись официальным поручением великого визиря, посылает своих людей к Петру. В конце декабря 1710 г. представители господаря Илья Абаза и Иван Миреску тайно встретились с царем в Киеве и передали ему предложения о заключении русско-молдавского договора.
В начале января к Петру был послан капитан Прокопий, который от имени господаря обещал, «ежели пустится царь московский с войсками своими против турок, будет и он с ним заодно».
А уже в апреле 1711 г. к Петру приехал специальный посланец Д.Кантемира, вистерник Стефан Лука, с предложением о заключении военно-политического союза между Молдавией и Россией против Порты. В ответ царь специальной грамотой-дипломом на имя Дмитрия Кантемира от 13 апреля 1711 г. подтвердил все пункты договора, присланного молдавским господарем через своего уполномоченного.
Договор, подписанный в Луцке, подтверждал восточную границу Молдовы по Днестру. В договоре предусматривалось, что «древним обычаем Молдовы вся государственная власть будет в руках господаря».
Договор состоял из 17 статей. В первой статье указывалось, что царь берет «под защищение» и господаря, и весь молдавский народ. Предусматривались также совместные действия Молдавии и России против Османской империи. Для этих целей Молдавия должна была выставить 10-тысячное войско. 
С освобождением от османского ига княжество избавлялось от уплаты дани и других поборов в пользу Порты, восстанавливались его границы, существовавшие до установления владычества султана. В дальнейшем Молдавия должна была находиться под покровительством России.
Гарантировались территориальная целостность и невмешательство царского правительства во внутренние дела вассалов. 
В княжестве устанавливалось династическое правление рода Кантемиров. Если неблагоприятные обстоятельства заставят господаря покинуть свои владения, договор гарантировал ему проживание в России. 
В марте 1711 г. Петр I обратился с манифестом к балканским народам и указал, что война, начатая турками против России, является в то же время большой угрозой для греков, молдаван, болгар и других народов. Петр призвал их к совместной борьбе против Османской империи.
Заключив военно-политический союз с Молдавией, Петр I отдал фельдмаршалу Б.Шереметьеву приказ готовить армию к форсированию Днестра.



С вступлением русских войск на территорию Молдавии господарь обратился к населению страны с манифестом. Перечислив все бесчинства турецких завоевателей, правитель призвал народ «поспешить объединить наше оружие с его [царя] и всей нашей доблестью и всей нашей силой противостоять насилиям и нашествию варваров».
Весть о вступлении русской армии в Молдавию послужила поводом к стихийным волнениям. 1 июня 1711 г. в Яссах и других городах княжества начались выступления городских низов против турецких купцов и ростовщиков. Особый энтузиазм вызвало появление на территории Молдавии полка А.Кичеча.
17 мая 1711 г. со специальным универсалом к молдавскому народу обратился Б.Шереметьев. Он призвал всех честных людей, желающих освободить свое отечество от турецкого владычества, взяться за оружие и вместе с русскими солдатами громить коварного врага.
В ответ на призыв русского командования, царское воззвание и господарский манифест со всех концов страны начали стекаться к Яссам и вступать в армию тысячи крестьян, ремесленников, служилых людей. Спустя полмесяца на военной службе уже состояли 17 полковников и 170 ротмистров со своими подразделениями (стягурями), в каждом из которых должно было быть по штату 100 человек.
Среди вновь созданных молдавских частей в исторических документах упоминаются полки Накулова, Киржева, Абазина. В течение 15 дней было набрано в молдавскую армию еще около 10 000 человек, которые вместе с русскими солдатами сражались у Новых Станилешт.
Кроме вновь созданных полков туркам противостояли и ранее сформированные, в том числе созданные еще в XVII в. три волошских легкоконных хоронгви под командованием Апостола Кичеча — численностью около 320 человек. В конце же 1709 и в 1710 г. в России были сформированы еще два волошских полка, насчитывавших около полутора тысяч человек.
К началу Прутского похода 1711 г. в России числились 6 волошских полков и 2 хоронгви (хоругви): сербская и польская. (Использованные здесь цифровые данные в основном почерпнуты из изданий: Кириченко Н.П. К вопросу об участии молдавского народа в Прутском походе русской армии 1711 г. Кишинев, 1958; Цвиркун в.И. Переселение молдаван в Россию и формирование легкоконных полков русской армии в первой половине XVIII в. Кишинев, 1965).
На территории, охваченной военными действиями, в тылу у турок, действовали разрозненные молдавские отряды. Так, в Оргеевском уезде существовал отряд сердаля Донича; в состав подразделения входили в основном крестьяне и ремесленники Оргеевского и Апушнянского уездов.



Прутский поход не привел к освобождению Молдавии от турецкого ига. Тяжелое положение русской армии, окруженной превосходящими силами врага, отсутствие запасов продовольствия и фуража заставило Петра через вице-канцлера Шафирова предложить командующему османскими войсками визирю Махмету Балтаджи начать переговоры о мире.
Мирный договор был подписан 12 июля 1711 г. у села Вадул Хушилор. Он предусматривал уход русской армии с оружием и знаменами из Молдавии. Вместе с нею за Днестр ушли и молдавские полки под командованием братьев Танских, Апостола Кичеча, Накулова, Киржева, Абазина и др.
Позднее эти части были расформированы. В составе русских регулярных войск было оставлено только одно молдавское подразделение в 250 человек под командованием полковника Левашова. Однако и после окончания Прутского похода в русской армии сохранилось много молдавских нерегулярных подразделений.
По Прутскому договору 1711 г. Турции возвращались Азов и Таганрог, разрушались некоторые мелкие крепости и обеспечивалось свободное возвращение Карла ХII из-под Бендер в Швецию.
Прутский поход 1711 г. положил начало совместной вооруженной борьбе России и Молдавии против Османской империи, укрепил ориентацию Молдавии на Россию.



Дальнейшее упрочение военно-политического союза России с Молдавией наметилось во время австро-турецкой войны 1716—1718 гг. Тогда влиятельная часть молдавского боярства надеялась на то, что Россия выступит против Османской империи. Так, молдавский митрополит и два представителя рода Стурдза, бежавшие в Россию, обратились через Д.Кантемира к Петру с просьбой освободить Молдавию от османского владычества.
Д.Кантемир, в свою очередь, с аналогичной просьбой обращался к Петру и канцлеру Г.И.Головину (в 1717 и 1718 гг.). Но тогда Россия не могла выступить против турок, так как вела военные действия на Балтике.
Правда, продолжались тайные связи Молдавии с Россией; их поддерживал молдавский боярин Анастасий Лупу. Он, в частности, ездил в 1721 и 1723 гг. к Д.Кантемиру с информацией о положении в княжествах. В своих письмах к русскому правительству боярин сообщал о желании молдавского народа принять русское подданство.



Следующая русско-турецкая война (1735—1739) позволила молдавскому боярству и духовенству установить прямые связи с русским командованием и вести с ним переговоры о дальнейшей судьбе княжества.
Важным событием на первом этапе войны стала миссия валашского ворника П.Драгунеску в Россию осенью 1736 г. От имени большой группы бояр, не желавших оказаться под властью Габсбургов, он просил Россию организовать поход в направлении Днестра и Дуная, обещая всевозможную поддержку. В то же время Драгунеску выступал в России ходатаем и за молдаван, так как в силу географического положения Валахия не могла перейти под протекцию России без освобождения от османского владычества Молдавии.
Во второй половине 1737 г. валашские бояре направили нескольких посланцев в Россию. Просьбы были восприняты благосклонно. В 1739 г. военные действия были перенесены в Молдавию.
В связи с началом похода в эту страну по русской армии был отдан приказ, в котором говорилось следующее: «Здешней земли подданным … никаких обид не чинить… Кто сие учинит, без пощады казнены будут смертью».
8 августа Миних издал манифест с призывом к молдавскому населению включиться в борьбу против османов. За доставку продовольствия русское командование обещало платить «настоящей ценою»; гарантировались также «всякое благодеяние и защищание».
В составе русской армии появились сербский и венгерский гусарские полки, началось формирование отдельного молдавского корпуса (был создан к весне 1739 г.) в 700—800 человек. Во главе корпуса был поставлен прибывший в Россию в 1738 г. Константин Кантемир. Созданные полки приняли участие в русско-турецкой войне 1735—1739 гг. и русско-шведской 1741—1743 гг. В кампанию 1739 г. корпус удвоил численность и действовал во всех основных операциях.
Не остался в стороне и молдавский народ. В документах того времени сообщались следующие сведения: «Не проходило дня, чтобы в штаб не являлись валашские и молдавские офицеры с солдатами, объявляя о желании вступить в русскую армию». 
Так, 31 июля 1739 г. в штаб русской армии прибыло 5 ротмистров со 176 рядовыми; 6 августа — ротмистр Курт с несколькими волохами. Даже Миних, который не проявлял достаточного искусства в отношениях с населением, в одном из донесений отмечал, что народ здешний к русской армии и России «весьма благосклонен».
В княжествах началось крестьянское движение. Это приводило к тому, что некоторые населенные пункты (например, Фокшаны) русские войска занимали при помощи «поднявшихся крестьян».



Во время кампании 1739 г. русские войска одержали на территории княжества первые победы над османами и временно освободили Молдавию от османского гнета. 17 августа в сражении при Ставучанах русские нанесли поражение армии Вели-паши, обратили ее в бегство и взяли крепость Хотин.
Успеху кампании способствовали сведения, полученные из Молдавии и окрестных районов. Руководил работой по сбору информации бывший посол России в Стамбуле И.И.Неплюев. Большой вклад в победу внесли молдавские добровольцы, которые участвовали в боевых действиях и оказывали посильную помощь летучим русским разведывательным отрядам, направляемым в глубь страны.
Второй этап кампании начался походом отряда К.Кантемира на Яссы. 1 сентября 1739 г. К.Кантемир вступил в город. Вслед за его отрядом выступили и основные силы русской армии. Солдат и офицеров Миниха встречали как освободителей.
5 сентября представителями местной власти и командующим русской армией был составлен договор, который должен был закрепить и оформить присоединение Молдавии к России. Подписанный 22 представителями Молдавии, договор еще до ратификации стал документом, регулирующим взаимоотношения между русской армией и властями княжества.
По этому соглашению Молдавия переходила в русское подданство и обещала не иметь связей с врагами России. Княжество обязывалось снабжать продовольствием русскую армию в 20 000 человек, разместить русские гарнизоны по крупнейшим городам и обеспечивать войска союзников транспортом, а в случае необходимости давать до 3000 рабочих. Суды и учреждения должны были оставаться прежними и руководствоваться ранее принятыми законами.
Соглашение предусматривало также ликвидацию турецкого господства и защиту Молдавии силами русской армии, при этом сохранялась полная автономия княжества во внутренних делах. Молдаване обязывались признать Анну Иоанновну «всемилостивейшею и настоящею государынею».
Договор был очень выгодным для Молдавии — как, впрочем, и для России. Но на практике он не был реализован. Подписание документа было сорвано венским двором, который заключил сепаратный мир с Портой.
Третий этап кампании начался во второй половине сентября 1739 г. Важнейшими событиями явились заключение Россией мира с Османской империей и уход нашей армии из княжества; только в Хотине оставался русский гарнизон.
Белградский мир 1739 г. не отражал реального соотношения сил, а был результатом международной дипломатической игры. По условиям договора Молдавия была возвращена Турции. Боясь мести турок, вместе с русской армией ушли многие молдаване, участвовавшие в войне, в том числе и митрополит Антоний, который руководил переговорами бояр о переходе княжества в русское подданство.
Результат войны не оправдал надежд на освобождение балканских народов от османов. Остался неизменным и международный статус княжеств. В 1740—1760-х гг. Молдавия могла официально участвовать в международных отношениях лишь в той мере, в какой это требовалось Порте.
В основном положение Молдавии в этот период определялось ходом борьбы европейских стран за разрешение восточного вопроса. В регионе одна за другой велись две войны: русско-турецкая 1768—1774 гг. и австрийско-турецкая. По Молдавии передвигались большие армии, происходило много сражений, которые тяжело отражались на жизни местного населении. В этих войнах решалась и историческая будущность Молдавии.

Продолжение в одном из ближайших номеров

 


материалы к обзорным урокам
Ольга СОРОКИНА
Российско-молдавские отношения с древнейших времен
Россия и Молдавия во второй половине XVIII столетия

Окончание. См. № 22/2002

Новым этапом в разрешении восточного вопроса стала очередная русско-турецкая война (1768—1774), в которой, как и раньше, огромное стратегическое значение придавалось Молдавии.
Военно-стратегические планы России во всех войнах объективно совпадали с интересами населения княжества. Это учитывало правительство России. Оно обратилось к народам, порабощенным Турцией, с манифестом, призывая подняться на совместную борьбу против Порты.
Призыв подержали не только бояре, но и крестьяне. К русской армии из Молдавии направлялись делегации от Церкви и боярства с просьбой поспешить занять княжество и спасти его от турецких грабежей. Русские войска еще стояли в Хотине, а во многих местах Молдавии уже происходили антитурецкие волнения.
В 1769 г., когда начались военные действия на Днестре, в Молдавии наметился подъем освободительного движения, принявшего характер массового вооруженного выступления против турок. Антиосманскую борьбу России поддерживало абсолютное большинство населения княжества.
Сопротивление продолжалось даже тогда, когда зимой 1769—1770 гг. крупные военные действия прекратились и русские ушли на север, на зимние квартиры. В это время Молдавию от налетов мелких отрядов турок и татар защищали волонтеры, действовавшие под общим командованием русских офицеров.
Такие группы добровольцев имелись почти в каждом селе, расположенном вдоль Прута. Их активные действия сыграли большую роль в захвате турецких складов продовольствия, в разрушении коммуникаций, в уничтожении мелких турецких подразделений.
Как и в предыдущей войне, в составе русской армии формировались особые части из молдаван-волонтеров. К началу 1770 г. их насчитывалось 6300, а в 1774 г. — около 12 000. Кроме того, большое количество молдаван сражались в составе волонтерских групп, не числившихся в русской армии.
Молдавские добровольцы участвовали во всех крупных сражениях. Кроме того, русская армия постоянно получала ценную информацию о турецких силах от добровольцев-лазутчиков из местных жителей.



В конце 1769 г. в Санкт-Петербург из Молдавии и Валахии прибыла представительная делегация, которая от имени всего населения княжеств обратилась к русскому правительству с очередной просьбой о принятии Молдавии и Валахии в состав России. Делегаты изложили проекты устройства княжеств в составе империи. Речь шла в основном о привилегиях бояр, о правах выходцев из княжеств, поступивших в русскую службу.
Петербургское правительство приняло просьбу представителей Молдавии и Валахии сочувственно. 16 сентября 1770 г. вопрос о судьбе Дунайских княжеств обсуждался на заседании Государственного совета. Были рассмотрены два варианта решения.
Согласно первому, минимальному, варианту, перед Портой выдвигалось требование о временном — до тех пор, пока не будет покрыта сумма наших военных убытков в объеме 25 млн рублей, — пребывании княжеств под протекторатом России. Второй, максимальный, вариант предполагал готовность Петербурга совсем отказаться от компенсации убытков, понесенных в войне, «если Молдавия и Валахия оставлены будут в независимости и Дунай будет поставлен границею».
Объективно такие планы соответствовали интересам населения Молдавии, ибо их осуществление привело бы к освобождению княжеств из-под власти султанской Турции. Однако на пути стояли крупнейшие европейские державы, опасавшиеся дальнейшего укрепления позиций Петербурга на Балканах и выступавшие за сохранение целостности Османской империи.
На решении вопроса сказывалось и ухудшение внутреннего и международного положения России. Наша страна стояла на пороге войны со Швецией. К финансовым и продовольственным затруднениям добавилась чума 1771 г. в Москве, которая быстро распространялась на окраины и усиливала и без того острые социальные противоречия в стране.
В связи с этими обстоятельствами Государственный совет 24 октября 1771 г. принял решение о возвращении Дунайских княжеств Турции, но при выполнении определенных условий. 22 ноября перед членами Совета был зачитан текст обращения Екатерины II к европейским государствам, в котором говорилось, что Россия изъявляет «готовность отступить из уважения к ним от требования независимости Молдавии, Валахии».



Решение русского правительства ускорило начало русско-турецких переговоров, начавшихся 17 июля 1772 г. в городе Фокшаны (июль—август) и продолжившихся на Бухарестском (октябрь 1772 — март 1773 г.) и Кючук-Кайнарджийском (июль 1774 г.) конгрессах. Русское правительство пыталось добиться, чтобы Молдавия и Валахия либо получили независимость, либо на длительное время были оставлены под властью России.
В основу будущего мира с Турцией, по мнению русского правительства, должны были лечь три пункта, изложенные в инструкции послам и называвшиеся «Основаниями мира»:
1) «чтобы уменьшить Порте способности к атакованию впредь России»;
2) «чтобы доставить себе справедливое удовлетворение за убытки войны»;
3) «чтоб освободить от порабощения торговлю и беспосредственную связь между подданными обеих империй».
Но, как уже упоминалось, под давлением западных стран русское правительство еще в сентябре 1771 г. вынуждено было исключить вопрос о независимости княжеств из своих ультимативных требований Турции. Правда, это не значило, что Россия совершенно сняла этот вопрос с повестки дня.
Петербургское правительство, требуя возмещения военных убытков в сумме 30 млн рублей, считало, что Порта окажется не в состоянии выплатить такую сумму и вынуждена будет согласиться на уступку княжеств. Одновременно рассматривались и другие возможные варианты — на случай, если Турция все-таки уплатит контрибуцию.
Стремясь уничтожить зависимость господарей от Константинополя, русское правительство продолжало требовать, чтобы в мирном договоре специально было оговорено пожизненное назначение правителем Молдавии Григория Гики.
Главным препятствием на пути решения вопроса о предоставлении независимости княжествам стала международная общественность. На Фокшанском конгрессе вопрос о княжествах вообще не был поставлен. Новый конгресс был созван, как уже говорилось, в октябре 1772 г. в Бухаресте.
Со стороны России переговоры вел А.М.Обресков. Требуя независимости княжеств, представитель России заявил, что Порте предлагаются «три средства»:
1) полная «вольность» Молдавии и Валахии;
2) «временная сих провинций уступка» России;
3) «одно только удовлетворение» русскому государству военных убытков.
Турецкая сторона категорически отказалась принять эти условия, заявив, что Дунайские княжества, как и Крым, принадлежат Порте и ни при каких условиях султан не откажется от своих прав на эти земли.
Когда мирные переговоры подходили к концу и стало ясно, что не удастся добиться независимости Молдавии и Валахии, представители России стали придавать особое значение условиям возвращения княжеств под власть Турции. При выработке этих условий предусматривалось, что Молдавия и Валахия будут пользоваться внутриполитическим суверенитетом (автономией) в составе Оттоманской империи и что жители княжеств будут избавлены от произвола османов.
На конгрессе русская делегация противостояла натиску не только турецкой дипломатии, но и европейских держав.
Стремясь улучшить положение Дунайских княжеств в составе Османской империи, Россия выдвигала требования о восстановлении «прав и привилегий», которые Молдавия и Валахия имели ко времени установления османского владычества. Такое требование, как полагают исследователи, возникло в результате настоятельных просьб представителей княжеств, находившихся в 1770 г. в Петербурге в составе делегации молдавских и валашских бояр и высшего духовенства.
Последовавшие за заседаниями Бухарестского конгресса успешные действия русской армии за Дунаем летом 1773 г. поставили турецкую армию на грань катастрофы. В создавшихся условиях Порта была вынуждена просить мира.



В болгарском местечке Кючук-Кайнарджи 10 июля 1774 г. был подписан русско-турецкий мирный договор, в основу которого легли условия, представленные российской делегацией. Договор значительно улучшил положение Дунайских княжеств в составе Турции.
Предусматривались следующие условия:
а) полная амнистия жителям княжеств, участвовавшим в войне против Турции;
б) возвращение жителям земель, которые были отняты и приписаны к райям;
в) разрешение всем желающим в течение года выехать из княжеств;
г) запрещение требовать с населения задолженности по налогам за годы войны и освобождение от налогов еще на два года;
д) ограничение величины дани и установление более льготных условий ее взимания;
е) предоставление русским послам в Константинополе права защищать интересы жителей княжеств.
Благодаря России юридическое положение Молдавского княжества в составе Османской империи значительно улучшилось.
Положив начало покровительству России над Дунайскими княжествами, Кючук-Кайнарджийский договор создал прецедент для установления подобных отношений и с другими балканскими народами, находившимися под владычеством султана.
После договора отношения между Молдавским княжеством и Османской империей регулировались соглашениями и конвенциями, выработанными Портой и европейскими странами, в том числе Россией, а также изданными в соответствии с этими международными документами султанскими хатти-шерифами.
Уже в 1774 г. по настоянию русского правительства в соответствии с договором были изданы два хатти-шерифа, в которых населению Молдавии от имени султана даровались льготы, предусмотренные мирным договором. В эти хатти-шерифы по ходатайству русского правительства был внесен ряд важных пунктов: султан обещал не смещать господарей, если те не совершат какого-либо явного преступления; туркам было запрещено селиться в Дунайских княжествах и т.д.
Всё это улучшило положение Молдавии. Хотя свои обязательства Турция выполняла неохотно, тем не менее ее власть в Молдавии после Кючук-Кайнарджийского мира ослабилась. Россия по существу была признана покровительницей населения Дунайских княжеств.
Таким образом, война 1768—1774 гг. не принесла Молдавии избавления от турецкого господства, но улучшила положение страны внутри Османской империи, а также приблизила полное ее освобождение.
События 1768—1774 гг. показали, сколь велико стремление народа избавиться от ненавистного ига. В еще большей степени это стремление обнаружилось во время войны России с Османской империей 1787—1791 гг.



После Кючук-Кайнарджийского договора положение Молдавии оставалось неустойчивым. И Россия, и Турция были недовольны исходом войны. Молдавские господари назначались Константинополем, но должны были считаться с политикой России, а иногда и Австрии.
Турецкая сторона постоянно нарушала условия договора, что давало России повод снова и снова заявлять протесты Порте.
В первые годы после заключения Кючук- Кайнарджийского мира престол Молдавии занимал господарь Григорий Гика, ориентировавшийся на Россию. Это способствовало росту влияния прорусской группировки. Но уже в конце 1774 г. австрийские войска оккупировали северные земли Молдавии, и хрупкий баланс сил был нарушен.
Россия не признала захвата Австрией части Молдавского княжества. После ратификации султаном Кючук-Кайнарджийского договора Екатерина II заявила о том, что не признает аннексии и прав Вены на эту территорию. Позиция петербургского правительства осталась неизменной и в 1781 г., когда австрийская дипломатия снова попыталась добиться очередных территориальных уступок в Молдавии. Несмотря на сближение России и Австрии, Петербург не пошел на подобное соглашение. Его твердость заставила Вену отступить.
Однако это не сняло вопроса с повестки дня, и в последующие десятилетия Молдавия оставалась объектом экспансии Габсбургов.
10 марта 1779 г. ознаменовалось успехом русской дипломатии. Была подписана Айналы-Кавакская конвенция между Россией и Турцией. В этом документе подробно перечислялись обязательства Порты перед Молдавией. Вновь предусматривались уменьшение податей и менее тяжелые условия их сбора, возврат боярам и монастырям присоединенных турками к райям земель. Молдавские представители в Стамбуле получили дипломатическую неприкосновенность. Порта обещала не покушаться на свободу христианского вероисповедания.
Объявленная частью Кючук-Кайнарджийского договора, Айналы-Кавакская конвенция подтвердила юридическую силу уступок Порты в пользу Молдавии. Отныне они не могли быть отменены султаном или его преемниками.



Во многом укреплению влияния России в Дунайских княжествах и ослаблению позиций Османской империи содействовало учреждение русского консульства.
Вопрос о нашем консульстве в Молдавии и Валахии был поднят в 1772 г. на Бухарестском конгрессе. Делегации бояр обоих княжеств обратились к А.К.Обрескову с просьбой назначить в Яссы, Бухарест и окрестные города российских консулов или вице-консулов, которые бы следили за сохранением привилегий Дунайских княжеств.
Юридическим основанием учреждения консульства в Молдавии и Валахии была статья 6 Кючук-Кайнарджийского трактата, согласно которой России предоставлялось право во всех местах Османской империи, где того требуют ее интересы, открывать консульства и вице-консульства.
Деятельность русских консулов была разнообразной. Важнейшей их обязанностью стало систематическое информирование петербургского кабинета и посла России в Константинополе о состоянии дел в княжестве. Консулы сообщали о положении в Молдавии и Валахии, о политике Порты, о поведении господарей и турецких чиновников. Основываясь на их донесениях, русский посол мог настаивать на соблюдении привилегий княжеств, поддерживать тех господарей, которые дорожили покровительством русского двора.
В 1781—1806 гг. должность консулов занимали статские советники, служившие ранее в российском посольстве в Константинополе: С.П.Лашкарев (Лашкаришвили; 1781—1782), И.Северин (1782—1799), А. Жерве (1802—1804), И.Болкунов (1805—1806). Особо следует отметить деятельность генерального консула В.Ф.Малиновского (1800—1802).
Русские консулы в Дунайских княжествах пользовались значительным политическим влиянием, которое в определенной мере сдерживало произвол господарей-фанариотов. Представители Петербурга поддерживали тесные контакты (зачастую тайные) с патриотически настроенными кругами местных бояр, духовенства и купечества.
Еще одной из сторон деятельности русских консулов стало собирание разнообразных историко-политических и этнографических сведений о Дунайских княжествах.
Всё это учитывало турецкое правительство, которое тяготилось правом России покровительствовать Молдавии и Валахии. В Стамбуле прекрасно понимали, что присутствие в княжествах русских консулов подрывает позиции турецких властей.
Подстрекаемая дипломатами европейских стран, Порта в течение двух лет оказывала упорное сопротивление решению вопроса о консулах. Только в 1782 г. Лашкарев был наконец аккредитован, обосновался в Бухаресте — постоянной резиденции русского консула — и получил право посещать любой пункт княжеств. Систематическая и достоверная информация о положении в княжествах позволила русскому послу в Константинополе Я.И.Булгакову сделать Порте ряд представлений о нарушении условий Кючук-Кайнарджийского договора, касающихся Молдавии и Валахии.
Расширению влияния России в Молдавии способствовали и другие мероприятия консулов. Представители Петербурга содействовали переселению в Россию местных жителей, желавших покинуть владения султана. Переселенцам предоставлялись значительные земельные наделы, денежные ссуды, различные льготы.
Возвращались на родину и русские подданные, оказавшиеся в княжествах. Число эмигрантов из Молдавии достигло к концу 1782 г. 18 тыс. человек (с 1782 по 1802 г. в Россию перебрались еще 6130 человек).
Результатом настойчивых требований петербургского кабинета и усилий русских дипломатов стало заключение 21 июля 1783 г. русско-турецкого торгового договора, предусматривавшего для подданных царя привилегии, предоставленные ранее англичанам и французам. Специальная статья его посвящалась торговле русских на территории Молдавии и Валахии.
Другим успехом нашей дипломатии стало подписание сенеда 28 декабря 1783 г. В соответствии с ним Порта обязывалась точно выполнять условия Кючук-Кайнарджийского договора и Айналы-Кавакской конвенции, касавшиеся Молдавии и Валахии.
В ходе переговоров с Портой консул Булгаков старался добиться таких уступок, которые подняли бы авторитет России среди христианского населения Балкан, укрепили бы ее влияние в княжествах. Булгакову удалось заручиться обещанием османского правительства ограничить размер дани, уплачиваемой княжеством, суммой в 182 445 пиастров. Порта была вынуждена также подтвердить обязательство не смещать господарей по своему произволу.
Таким образом, открытие российского генерального консульства в Молдавии и Валахии имело огромное значение. С его учреждением заметно активизировалась политическая деятельность местных бояр и духовенства. Через консулов они поддерживали связи с царским двором и русской миссией в Стамбуле.
К генеральным консулам и вице-консулам обращались представители различных слоев населения, что позволяло расширять социальную опору политики России в Молдавии. Это было особенно важно, так как назревала новая русско-турецкая война.
Порта в предвидении такого развития событий в 1780-е гг. усилила поборы в княжествах. Нарушая соглашения, она требовала сверх обычных налогов чрезвычайных поставок продовольствия для войск, концентрировавшихся в дунайских и днестровских крепостях. В этих условиях Россия была единственной страной, способной оказать Молдавии реальную помощь в освобождении от турецкого ига.
Господарь и бояре обращались к русскому правительству с жалобами, просьбами о защите и покровительстве. Накануне войны контакты молдавского боярства с представителями русского правительства и военачальниками еще более оживились. Об этом свидетельствуют, в частности, участившиеся поездки молдавских бояр и их представителей в Россию.
В 1780-х гг. бояре обращались к правительству Екатерины через консулов, писали Потемкину и Румянцеву или приезжали к ним с просьбами о принятии княжеств в русское подданство.
В Молдавии росла антитурецкая оппозиция. Идеологами ее были иерархи православной Церкви и крупные бояре-землевладельцы, которые в 1770—1780-х гг. объединились в довольно устойчивую политическую группировку.
Русско-молдавские связи в эти годы расширяются. Этому способствовало, в частности, переселение многих жителей княжества на южнорусские земли.



Уже в 1750-х гг. на берегах Днепра образовались значительные поселения выходцев из Турецкой империи, получившие названия Новой Сербии и Славяно-Сербии. В 1771—1775 гг. в Новороссию переселились 16 676 человек, преимущественно молдаван.Напряженные отношения с Портой требовали от русского правительства принятия мер по охране южных рубежей. Из бывших турецких подданных создавались поселенные полки — пикинерные и гусарские. В Гусарско-Хорватском и Пехотинско-Пандурском полках, численностью 1466 человек, служил 851 молдаванин и валах. На правом берегу Буга было образовано Бугское войско, которое в 1770—1780-е гг. пополнялось переселенцами из Молдавии.В эти годы молдаване служили и в ряде русских конных полков: Далмацком гусарском, Таврическом конно-егерском, Павлоградском, Херсонском, Александрийском и Мариупольском легкоконных, Стародубовском карабинерном. Павлоградский, Стародубовский, Мариупольский, Бугский, Александрийский и Ольвиопольский полки участвовали в военных операциях на территории Молдавии.Пытаясь укрепить свою власть в княжестве, в январе 1787 г. Порта сместила господаря. Александр II Маврокордат Фирарис бежал в Россию. После побега господаря бояре и духовенство обратились к России с просьбой «о покровительстве и заступлении высочайшего двора». Поэтому, совершая летом 1787 г. путешествие в Крым, Екатерина II сочла необходимым поощрить сторонников России в Молдавии и приказала передать всем антитурецки настроенным боярам и авторам писем «ответ на словах, изъясняющий отличное ее к усердию их благоволение и обнадеживающий необъемлемым об них в отечестве их монаршем покровительстве».Обе стороны готовились к войне. В июне 1787 г. Порта потребовала возвращения Крыма, признания турецкого протектората над Грузией, прекращения покровительства России Дунайским княжествам, отзыва русских консулов, выдачи господаря Александра Маврокордата. Вслед за этим был арестован и заключен в Семибашенный замок Я.И.Булгаков.Россия, не подготовленная к войне, приложила немало усилий, чтобы разрешить конфликт мирным путем или отсрочить его разрешение. Но события развивались иначе.12 августа 1787 г. султан объявил России войну. Правда, на территорию Молдавии русские войска вступили только в июле 1788 г. В манифесте Румянцев объявил, что с появлением в этой стране русских войск все жители княжества находятся под покровительством царицы и что по ее повелению «тот же самый образ управления как в духовных, так и гражданских делах и ныне введен и наблюдаем быть должен». Далее Румянцев призывал, чтобы жители точно выполняли распоряжения властей, обещая, что со стороны последних не будет никаких злоупотреблений.Еще раньше, 17 февраля 1788 г., Екатерина обратилась к боярам, духовенству и всем жителям Молдавии с призывом вооружаться и содействовать всеми силами русскому оружию «на поражение повсеместно турков». Манифест содержал обещание освободить Молдавию от османского ига. В нем звучал призыв: «Да будет едина держава, яко же есть россиян с вами единая вера».С началом войны значение Молдавского княжества в политике европейских кабинетов возрастает. Интересы России требовали, чтобы Молдавия могла оказать ей поддержку в войне против Турции.Учитывая надежды молдавского народа на освобождение страны от турецкого гнета при помощи русских войск, командование проводит ряд мероприятий для привлечения симпатий населения княжеств к России. К границам Молдавии и в княжество бы

Категория: Мои статьи | Добавил: v_cujba (23.12.2008)
Просмотров: 1688 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Суббота, 29.04.2017, 20:32
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Мои статьи [21]
Статьи участников [0]
Статьи размещаемые пользователями сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 130
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Погода
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Курсы валют

    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz